rss Twitter Добавить виджет на Яндекс
Реклама:
     
 
 
 
     
     
 
 
 
     
     
 

Генеральный директор компании ИВК Григорий Сизоненко: «Если не изобретать велосипед, а опереться на имеющийся опыт и готовые решения российских разработчиков, то на разработку российского импортозамещающего ПО не потребуется много денег»

Сегодня информационные технологии влияют буквально на все стороны нашей жизни, включая образование и социальную жизнь, связь и доступ к информации, управление предприятиями, транспорт и производственные процессы, работу госаппарата, системы вооружений и др. Нарушение работы информационных систем чревато многими действительно неприятными последствиями. Зависимость этих систем от зарубежных технологий – это реальная угроза в нынешней геополитической ситуации. О том, как сформировалась эта зависимость и как ее преодолеть, корреспонденту ИД «РПР-Группа» рассказал Григорий Сизоненко, генеральный директор компании ИВК.

Насколько глубока зависимость от зарубежных технологий в госуправлении, бизнесе, здравоохранении, в силовом блоке?

Как патриоту мне бы хотелось, чтобы такой зависимости не было, но она, конечно же, очень глубока. Ситуация эта складывалась десятилетиями, и корни ее выходят далеко за рамки ИТ-отрасти. Много лет мы жили в стране, пытавшейся стать членом мирового сообщества. На основе внешних проявлений дружбы – когда президенты обнимались перед камерами – формировался подход к экономике, в том числе и к ИТ.

В ИТ-отрасли это проявлялось, в частности, в том, что достаточно часто госструктуры, выступавшие в качестве заказчиков различных информационных систем, сами навязывали исполнителю поставку зарубежных продуктов, требуя максимально использовать технологии и решения Microsoft, IBM и других мировых ИТ-брендов. Причем в большинстве случаев представители ИТ-отрасли даже не возражали, считая такой подход правильным в рамках мирового разделения труда, о котором без устали говорили наши экономисты и финансисты. И такая ситуация сохранялась десятилетиями. В результате, творческие начинания, которые были в стране, постепенно выветрились, сошли «на нет». А доминирующей на нашем ИТ-рынке стала интеграторская модель, отводящая российским компаниям исключительно роль пользователей западных информационных технологий. Причем наши западные «партнеры» действовали достаточно системно, заключив в свои объятия и развитие интеграторского канала, и систему подготовки ИТ-специалистов, начиная со школьной парты, и, что самое неприятное, прямые отношения с ключевыми заказчиками.

При этом в годы безвременья стране системно навязывалась идея, что мы строим открытое информационное общество, в котором информация должна быть свободной. Наши чиновники, не до конца понимая ее смысл, эту идею тиражировали, пренебрегая вопросами информационной и технологической безопасности. Нам внушали эти и прочие аналогичные мысли. Но открытость все время оказывалась односторонней. В итоге мы и получили то, что имеем сейчас: практически полную зависимость систем связи, госуправления, управления бизнесом и производством от зарубежных информационных технологий, а также многолетнюю практику построения ответственных систем на базе не вполне адекватных парадигм, архитектур и технологий.

Плохое понимание ИТ-специалистами того, как устроены и как работают современные и перспективные инфраструктурные технологии и продукты – еще один результат этой политики. Как и крайне небольшое число предприятий, которые в этих условиях научились создавать отечественные информационные технологии, разработали их и довели до зрелых продуктов и решений, а также внедрили в работающих системах.

Конечно, этот период оставил свой негативный след, который будет заметен еще долгое время, когда мы будем говорить об ИТ. 

В каких сферах ИТ импортозамещение действительно необходимо, а в каких областях с этим можно подождать?

Здесь нужны разные подходы к традиционным составляющим ИТ – «железу» и «софту».

Если мы говорим о «железе», то для его производства в локальных условиях требуются очень большие инвестиции. А их не было и нет. Поэтому даже то, что когда-то умели в России делать, не развивалось и давно устарело. Например, если собственную микроэлектронику мы прекратили развивать, когда характерные размеры процессов изготовления чипов измерялись микрометрами, то сейчас индустрия пришла к величинам, измеряемым нанометрами. В результате, на каком-то этапе не стало ни технологий, ни оборудования, ни специалистов, способных эффективно работать в данном направлении.

Это не значит, что у нас ничего нет. Есть, например, «Эльбрус», есть суперкомпьютерное направление. Вообще, немногочисленные коммерческие предприятия, включая и ИВК, продолжали собственные разработки аппаратного обеспечения. У нас, скажем, есть собственное конструкторское бюро, успешно разрабатывающее промышленные компьютеры и вычислительную технику со спецсвойствами для задач наших клиентов (госструктур, силовых ведомств). Да, мы не можем приобрести завод по производству микросхем. Мы проектируем решения на основе зарубежных процессоров и чипсетов, но эти решения – наши уникальные разработки, включая проектирование печатных плат.

Другой аспект технологической культуры – это качество продукции, соответствие конструкторской и прочей документации требованиям заказчика, включая приемку заказчика. Мы всегда старались поставлять технику, за которую не было бы стыдно. Научились делать технику особого качества. Наши изделия обладают такими характеристиками, как устойчивость к влаге и вибрациям, их можно возить по бездорожью на колесной технике, на тракторах. Примерно по такому же пути шло еще несколько российских компаний, ориентировавшихся, прежде всего, на силовые ведомства. Технику специального предназначения нужно уметь проектировать, просто так ее на рынке не всегда купишь. И сегодня в стране найдется совсем немного отечественных фирм, имеющих такой опыт и такие компетенции в области работы с «железом». Однако, повторюсь, эти исключения существуют на уровне отдельных компаний, на уровне же отрасли в целом ситуация очень проблемная. Здесь без больших инвестиций, широкого частно-государственного партнерства и международного сотрудничества не обойтись.

Однако если говорить о «софте», то тут ситуация совершенно иная, и я не стал бы «посыпать голову пеплом». В этой области в России есть собственные разработки мирового уровня, уже достигшие состояния зрелых продуктов, прошедших многолетнюю суровую практическую эксплуатацию в реальных информационных системах. Таких разработок немного, и далеко не в любой области можно найти российский импортозамещающий продукт. Но есть коллективы, уже доказавшие свою компетентность и эффективность, есть проверенное на практике умение многие годы вести проекты R&D – на фоне кризиса, скепсиса заказчиков, мощного давления лобби западных ИТ-компаний.

Если не изобретать велосипед, а опереться на этот опыт, то на разработку российского импортозамещающего ПО не потребуется много денег, причем большую часть средств вложит частный бизнес. Однако для этого государство должно выполнить несколько условий.

Прежде всего, необходимо законодательно гарантировать долгосрочный характер тенденции на импортозамещение. Не оглядываясь на ВТО, государство должно начать приобретать информационные системы, построенные на базе готовых отечественных технологий и продуктов – даже если они пока уступают в функциональности или удобству западным аналогам.

Во-вторых, государство должно ограничиться формулированием четких и разумных требований к системам и их функциональным блокам, но ни в коем случае не финансировать саму разработку технологий, не обменивать господдержку компаний-разработчиков на доли в их бизнесе.

В-третьих, государство должно отказаться от выделения средств на разработку технологического софта государственным компаниям, которые хорошо умеют только осваивать госфинансирование и в настоящее время под лозунгом импортозамещения усиленно готовятся к этому. ИТ – это территория частного бизнеса. При этом сегодня точки роста и центры компетенции в этой нише находятся в малом и среднем бизнесе.

Я уверен, что при соблюдении этих условий существенные сдвиги можно получить очень быстро. 

Как выбрать направления, где действительно необходимо ускоренно создать импортозамещающие продукты?

Я бы поставил вопрос иначе. Я бы законодательно запретил строить государственные системы на зарубежных технологиях. Это вопрос национальной безопасности и его легко обосновать. Только с использованием отечественных технологий, сведенных в некий реестр. Причем включать него необходимо все технологические разработки, выполненные в соответствии с требованиями российского законодательства. Необходимо исключить из процесса принятия решения человеческий фактор – нравится, не нравится.

Заказчик информационной системы должен ориентироваться на этот реестр, и только если сможет доказать, что действительно не в состоянии решить свои задачи имеющимися средствами, получает право обратиться к зарубежным компаниям.

Наверное, это жестко, но и западные санкции не мягкие.

Я понимаю, что на первом этапе будет очень тяжело, но таким образом государство однозначно продемонстрирует рынку серьезность своих намерений в этой отрасли.

Однако открытость реестра технологий, о котором я говорил выше, не означает, что нам действительно нужно создавать отечественные эквиваленты всех видов ПО. Не нужно, да и невозможно. Ограничиться пока надо тем, что действительно имеет ключевое значение для суверенитета и безопасности страны. Причем безопасность в современных условиях надо понимать комплексно. Обеспечить особый статус этих технологий можно, например, с помощью абсолютного запрета на применение импортных решений, более комплексной проверки доказательств недостаточной функциональности отечественных решений, коррекции требований к системам.

Абсолютно точно в эту категорию попадают инфраструктурные технологии, на основе которых создаются гетерогенные защищенные автоматизированные информационные системы гражданского и военного назначения. Такие технологии, кстати, создают контролируемую среду для тех элементов ИС, где по-прежнему используются западные решения. Это важно, поскольку весь процесс импортозамещения растянется на многие годы, а безопасность надо повысить уже сейчас. Кроме того, нужны системы безопасного юридически значимого электронного документооборота. Другие критические области – это системы связи, «большие данные», средства виртуализации, лингвистические системы, ГИС. Этот список можно расширить, но он не бесконечен. 

Могут ли российские разработчики браться за создание импортозамещающих технологий сегодня?

Могут. Но не все. Для создания серьезной продукции в сжатые сроки компании уже должны обладать необходимыми для подобных разработок опытом и компетенциями, а они не появляются из ниоткуда, их нарабатывают годами. У таких компаний уже должны быть коллективы разработчиков, портфель собственных решений, внедрения. Я говорю не о закрытом клубе отечественных разработчиков, а о тех силах, на которые действительно можно опереться сегодня, чтобы гарантированно получить результат в сжатые сроки. Как я говорил, таких компаний не много, и их круг должен расширяться. Но если государство выполнит три вышеперечисленных условия, то частные инвесторы организуют конвейер по «производству» компаний-разработчиков. Но это уже второй этап.

Почему сегодня важен опыт российских компаний, уже создавших зрелые технологии и ИТ-продукты? Потому что решения нужны сейчас, когда есть задачи, и нет времени на эксперименты с неопределенным результатом. А задачи очень сложные, и цена ошибки непомерно высока.

За спиной тех, кто сегодня выпускает качественное отечественное ПО и «железо» – многие годы, а иногда и десятилетия работы без какого-либо режима благоприятствования и даже вопреки господствовавшей линии на применение зарубежных технологий. У таких компаний есть не только технологические наработки, хотя они очень важны. Главное, что они умеют организовать работу R&D, отделить модные лозунги от реальных трендов, оценить трудозатраты на реализацию той или иной идеи и удерживать их на минимальном уровне. У этих компаний есть устоявшиеся коллективы специалистов-разработчиков и соответствующая корпоративная культура. Есть и опыт ошибок. Именно весь этот комплекс отличает зрелого разработчика-практика от теоретика-фантаста, придает ему устойчивость и вселяет уверенность в достижимости результата.

Еще одно ценное качество таких компаний – упорство и умение идти к далекой цели, несмотря на трудности. Помню, когда мы двадцать лет назад начинали разработку отечественного middleware, над нами просто смеялись, не верили, считали, что эта работа совершенно бессмысленна и не нужна, поскольку уже есть IBM, Oracle, Microsoft… Но мы год за годом продолжали заниматься развитием тех идей, которые, с нашей точки зрения, должны были обеспечивать правильное построение больших территориально распределенных защищенных информационных систем, которые могут гарантированно обрабатывать данные с высокими грифами конфиденциальности, работая по неустойчивым каналам поверх практически любых протоколов связи.

Конечно, мы не были совершенно одиноки. Всегда рядом находились организации, которые поддерживали нас, разделяли наши взгляды на необходимость собственных разработок. На их объектах мы дневали и ночевали, выполняли задачи интеграции с использованием наших технологий, переносили унаследованное ПО… Эти работы позволяли системам развиваться.

Где взять кадры и чем их заинтересовать?

Людей на ИТ-рынке много, а вот настоящих специалистов – разработчиков технологий не хватает. Большую часть рынка труда составляют люди, полностью ориентированные на западные технологические платформы, продвигаемые на российском рынке, и на парадигмы, позволяющие западным вендорам хорошо зарабатывать, но не очень подходящие для создания недорогих в эксплуатации, надежных и безопасных гетерогенных систем.

Кстати, и наши вузы сегодня выпускают именно таких специалистов и, соответственно, закрепляют нашу зависимость от западных технологий и не способствуют созданию тренда импортозамещения. Для создания своих технологий, поиска своих решений, для «спрямления» траектории развития, а не слепого копирования пути, уже пройденного западными разработчиками, нашему рынку нужны свободно мыслящие, широко эрудированные специалисты, детально понимающие, как именно устроены современные инфраструктурные технологии, почему это так, в чем преимущества и недостатки испробованных и предлагаемых подходов… Чтобы система образования начала их готовить, ее, конечно, надо модернизировать. Взять хотя бы учебники – основу основ. По техническим специальностям срок их обновления составляет 10 лет! Плюс время на подготовку. Для компьютерных технологий это целая эпоха! Кого можно подготовить, если в учебнике заложены концепции пятнадцатилетней давности, а авторы и преподаватели сформировались как специалисты и того раньше. Это большая проблема, которую надо настойчиво решать.

Повторюсь, сильных разработчиков инфраструктурных решений очень не хватает. Их приходится выискивать и выращивать. Мы, например, очень тщательно отбираем специалистов для работы в компании, нередко начиная поиск с вузов, находим там талантливых студентов, наблюдем за их обучением, привлекаем к сотрудничеству, ставим на максимально сложные задачи, с которыми человек может справиться, помогаем подниматься с уровня на уровень и предлагаем перспективу, позволяющую инженеру полностью раскрыть свой потенциал. При этом наш сотрудник должен быть не только технически грамотным специалистом, творчески заинтересованным, активным, с блеском в глазах, но и патриотом, образно говоря, воспитанным писать слово «Родина» с большой буквы. 

Можно ли сразу выйти на высший уровень функциональности и качества импортозамещающих решений? А если нет, то как пережить период наверстывания?

Сразу на наивысший уровень прыгнуть, конечно, невозможно. К нему нужно идти шаг за шагом, в первую очередь, отталкиваясь от потребностей заказчика, от понимания технологических трендов и направлений развития рынка, а также особенностей применения ИТ-систем в российских государственных структурах, в силовых ведомствах. Это требует времени и усилий аналитиков, проектировщиков, программистов, менеджеров. И здесь неизбежны ошибки (я имею в виду именно ошибки, а не злоупотребления).

Несомненно, для заказчика это создает определенные неудобства и риски, но их государство должно принять, ведь другого пути создания своих технологий нет.

Разумеется, эти риски надо максимально снизить. Я уже говорил о том, что государство должно перейти к систематическому приобретению информационных систем, основанных на готовых отечественных технологиях и продуктах. Слово «готовый» здесь ключевое. Как для снижения рисков, о которых мы сейчас говорим, так и для настройки конвейера частных инвестиций и предотвращения закапывания госфинансирования в бесконечные и безрезультатные НИРы и ОКРы.

Но даже в этом случае какие-то проблемы возникать будут. Здесь должен срабатывать второй эшелон защиты – эффективная обратная связь с разработчиком. Традиционная система из дилеров и дистрибуторов при этом совершенно неработоспособна, т. к. здесь и речи нет об эффективной обратной связи с разработчиком, о его реальном влиянии на развитие продукта. Российские разработчики находятся рядом, они способны быстро решить возникающие проблемы. Причем, если нужно, могут адаптировать систему под потребности заказчика не только на уровне отдельных функций, но и на уровне архитектуры. Однако здесь не должно быть диктата заказчика. Подход «заказчик всегда прав» и «все что угодно за ваши деньги» подходит для аутсорсинга функции программирования, но не для создания серьезных технологий и продуктов с большим временем жизни. Здесь должно сложиться сотрудничество с разделением зон ответственности, которому должны научиться и разработчики, и заказчики.

Именно учитывая эти два момента, как я и говорил выше, на начальном этапе импортозамещения нужно опираться на компании, которые этот путь давно прошли. И это задаст планку, на которую должны будут ориентироваться стартапы и инвесторы. 

Как сдвинуть всю гору проблем? За какое звено ухватиться?

К тому, о чем я уже говорил, я бы добавил еще два момента. Если государство действительно хочет провести импортозамещение в обозримые сроки, госзаказчик должен не только быть вынужден выбирать готовые российские решения, но и платить за них деньги, сравнимые с теми, которые он платит зарубежным компаниям. В противном случае, частные инвестиции в российские разработки станут неинтересны, число инициативных разработок будет расти медленно, а скорость совершенствования отечественных технологий и продуктов будет минимальной.

Кроме того, при проведении тендеров надо постараться уйти от практики выбора исполнителя по критерию минимальной цены. Для ИТ он неприемлем. Нравится это нам или нет, но критически важные ИТ-системы нельзя закупать так же, как стандартные товары, скажем, гвозди или кирпичи.

Госзаказчик, получивший запланированный объем финансирования для решения вполне определенной задачи, должен стараться получить за эти деньги максимум возможного, в идеале даже сверх того, что оговорено в техническом задании. Мне кажется, что именно здесь должна разворачиваться конкуренция поставщиков. Одно решение обеспечит дополнительную функциональность, другое меньшие эксплуатационные расходы, третье – оригинальную архитектуру, которая улучшит параметры всей ИС и т.д. И вот здесь заказчику потребуется квалифицированно оценить предложения, сопоставить их со своими приоритетами, м.б. даже скорректировать свою ИТ-стратегию. Конечно, в данной модели финальное решение должны принимать не финансисты, а технические эксперты. Но, к сожалению, институт экспертов в госсекторе очень слабый. Из-за многолетней невостребованности специалисты высшей квалификации или ушли в коммерческие структуры, или профессионально деградировали. Этот институт надо воссоздавать. Мне кажется, что над такой идеей стоило бы задуматься. 

Что должно сделать государство, а что – бизнес?

Государство должно создать устойчивый объемный и конкурентный рынок для готовых отечественных технологий и продуктов, задать правила его работы и отслеживать их неукоснительное исполнение, наказывать нарушителей, задавать высокие требования к приобретаемым системам, восстановить институт технической экспертизы, перенастроить систему образования в части подготовки ИТ-специалистов, а также поднять престиж инженерных профессий. И, конечно, разъяснить всему обществу, что импортозамещение – не временная кампания, не блажь, а стратегическая необходимость. Возможно, стоит переориентировать конвейер венчурных инвестиций с создания эфемерных инновационных продуктов (для которых нет рынка) на продукты импортозамещающие. Все остальное сделает бизнес.

При этом важно понимать, что государство, чтобы не уничтожить в зародыше поток частных инвестиций в ИТ-разработки, не должно создавать государственную конкуренцию бизнесу, но должно сформировать объемный рынок для готовых решений и конкурентную среду между предприятиями-разработчиками. Оно должно ставить задачи и определять правила. Именно на этом пути государство сформирует из российских предприятий и русIBM, и русMicrosoft. Так могут появиться наши национальные бренды, способные создавать конкурентные отечественные технологии.

Несмотря на трудности, которые переживает наша экономика, я благодарен Западу за введенные санкции. Наверное, это звучит вызывающе. Но поверьте, только после того, как санкции объявили, в стране началось оздоровление ИТ-рынка, возник какой-то интерес к отечественным разработкам. Раньше российских чиновников – людей, назначенных государством(!) – изумляла и вводила в ступор сама постановка вопроса об использовании российских продуктов для создания информационных систем. Зачем создавать что-то, когда на зарубежном рынке можно купить готовое!? Сложились определенные правила игры, оказавшиеся проигрышными для нашей страны в долгосрочной перспективе. Сегодня эти правила начинают меняться. Чиновники бегают и суетятся, для многих из них «импортозамещение» – новое слово, а иногда и часть KPI. Теперь важно, чтобы эта энергия дала положительные результаты.

Надо учитывать, что вокруг чиновников собрались устойчивые команды специалистов, которые, казалось бы, готовы создавать любые российские программные продукты, только денег дайте. Хочу предостеречь: на самом деле во все времена были такие люди, красиво говорившие о необходимости делать отечественный продукт, выбивали под эти разработки огромные средства, а в результате на выходе оказывалось... ничего не оказывалось. Таких проектов было немало, – у специалистов они на слуху.

И сегодня возле людей, принимающих решения, уже толпятся те, кто уверяет: «За нами заводы, фабрики, пароходы! Дайте нам денег, и мы сделаем все нужное». Нет, не сделают. Потому, что у них нет опыта, потому, что они в течение двадцати последних лет не занимались подобной разработкой и внедрением. Государство должно делать ставку на компании – пусть небольшие(!) – но уже имеющие многолетний опыт в разработке, уже сказавшие здесь свое слово, и использовать их опыт и наработки, чтобы быстро создать и представить обществу позитивные реальные прецеденты импортозамещения. И на этом фоне широко привлечь частный бизнес.

Редактор раздела: Тимофей Белосельцев (info@mskit.ru)

Рубрики: Интеграция, Оборудование, ПО, Кадры, Регулирование

Ключевые слова: информационные технологии, импортозамещение

наверх
 
 
     
Оставить комментарий
Имя:
E-mail:
Комментарий (не более 2000 знаков):



ИЛИ
     
 

MSKIT.RU: последние новости Москвы и Центра

22.11.2017 Общение с приложениями как драйвер роста

21.11.2017 Нападение на криптовалюту

17.11.2017 Ставка на эффективность: в Петербурге обсудили автоматизацию бизнес-процессов

17.11.2017 Черный, красный, золотой. Oppo возвращается в Россию

14.11.2017 МТС: рост выручки на потере базы

14.11.2017 Эффективна ли «нативка»

30.10.2017 ЭОС: не будет цифровой экономики, пока документы не станут цифровыми

30.10.2017 Поведение в Интернете: переход в мобильность

NNIT.RU: последние новости Нижнего Новгорода

ITSZ.RU: последние новости Петербурга